Рене Мак:«Мы были, есть и будем присутствовать в России»

О проблемах с качеством российской сборки, трудности локализации производства комплектующих, потребностях наших покупателей и преимуществах продукции Mercedes-Benz перед конкурентами рассказывает директор департамента продаж и маркетинга малотоннажных автомобилей АО «Мерседес-Бенц Рус»

— Г-н Мак, не секрет, что организация сборочного производства на территории России позволяет автопроизводителям за счет снижения издержек пробиваться в лидеры на рынке импортных LCV. На памяти сборка Fiat Ducato в Елабуге, ряд других проектов, теперь вот Sprinter Classic. Это действительно снижение издержек или так называемое «столбление» места на рынке?

— Сейчас мы можем говорить не столько об истории Mercedes-Benz Sprinter Classic, сколько обо всем модельном ряде Mercedes-Benz. Изначально, если вы помните, мы импортировали многие автомобили. Исходя из стратегических соображений, Россия является принципиальным рынком, на котором мы должны присутствовать. Мы были в России, есть и будем присутствовать.

Еще одним стратегическим решением для нас стало намерение в 2008–2009 годах организовать собственное сборочное производство. При этом предполагалось, что оно будет параллельно существовать с отлаженным импортом наших автомобилей.

Конечно, менялись правила игры на российском рынке, появился Таможенный союз, а с ним и иные правила организации производства на территории России. Тем не менее для нас по-прежнему Россия оставалась и остается стратегическим рынком. Мы заинтересованы здесь работать, причем работать эффективно.

Есть у нашей штаб-квартиры, как, впрочем, и у малотоннажного направления Mercedes-Benz, такой слоган: «Малотоннажные автомобили для глобальных рынков». Для нас это означает: неважно, где будет начат процесс сборки, — наша задача двигаться к намеченной цели. Если меняются условия, то мы готовы следовать им и продолжать работу. Несомненно, основным моментом локализации производства автомобилей является локализация его компонентов. Если сравнивать эти процессы, например, с Китаем, то в России они протекают значительно сложнее. Найти у вас поставщиков, которые бы обеспечили требуемое количество, к заданному времени и требуемого качества, оказалось весьма непросто.

У локального производства есть и свои преимущества — возможность участвовать в тендерах на государственные закупки. При этом мы стараемся найти некий баланс. Нам интересно вкладываться в производство до тех пор, пока нашим клиентам интересен наш продукт. Мы же, со своей стороны, готовы им предлагать привлекательный автомобиль с гарантированным качеством и надежностью. Как раз всем тем, чем славится наша марка. Говоря о привлекательности нашего продукта, мы, конечно же, имеем в виду и его привлекательную цену.

— Кстати, какова на сегодня доля локализации в сборке фургона?

— В настоящий момент можно говорить о порядке 40 % локализации. В первую очередь это двигатель (блок цилиндров, головка блока, распредвал). Напомню: сборка всего двигателя осуществляется на заводе ЯМЗ Группы ГАЗ в Ярославле, кстати, нашего партнера. Далее это сиденья и элементы отделки салона. Ну и, конечно же, штамповка.

— Несмотря на то, что Mercedes-Benz Sprinter Classic уверенно пробивает себе дорогу на рынке, все же ряд замечаний к качеству сварки кузова имели место. Удалось ли устранить «детские болезни»?

– Да, будем честны. В начале у нас действительно были определенные сложности с гарантией качества, но мы растем вместе с нашем партнером — Группой ГАЗ. Они шаг за шагом вместе с нами улучшают качество производимого продукта.

Что же касается непосредственного контроля качества, то это находится непосредственно в руках концерна Daimler AG. Более того, его осуществляет немецкий менеджмент. Именно немецкие инженеры контролируют сборку каждого автомобиля — по той же схеме, что и на любом другом заводе компании, независимо от того, где он расположен.

— Какова сегодня стратегия продвижения Sprinter Classic на российском рынке? Что из привлекательных моментов вы можете предложить клиентам?

— Начнем с того, что когда мы только планировали запустить в производство Sprinter Classic, был серьезно проанализирован российский рынок. Посмотрели на то, что необходимо клиентам, на чем они ездят, на что есть спрос.

Сейчас, исходя именно из этого, мы предлагаем на рынке фургоны, маршрутные такси, туристические автобусы, а также плотно работаем с семью сертифицированными кузовостроительными компаниями. В итоге мы способны удовлетворить практически любые потребности наших клиентов.

— Кстати, мне памятна передача первых медицинских автомобилей на базе Mercedes-Benz Sprinter Classic, которая состоялась здесь, в вашем центре.

— Действительно, этот проект, вместе с ГУП Автокомбинат «Мосавтосантранс», является нашей гордостью. Сегодня практически по всей Москве колесят наши машины, переоборудованные под нужды скорой медицинской помощи. Интенсивность их эксплуатации такова, что на одометре некоторых готова появиться семизначная цифра.

К тому же этот проект для нас является социально значимым и подчеркивает важность нашего дела.

— Г-н Мак, чуть подробнее о тех программах, которые ваша компания готова предложить потенциальным клиентам.

— Мы прекрасно понимаем, что мы не одни на российском рынке. У нас есть конкуренты, причем очень достойные и сильные, порой даже слишком сильные.

— Если я правильно понял, это прежде всего Группа ГАЗ, несмотря на то, что это ваш партнер, и Ford-Sollers?

— Да, так и есть. Нашими главными конкурентами в сегменте LCV являются Группа ГАЗ (как местный производитель) и Ford-Sollers (имеющий локализованное производство). В ценовом диапазоне — опять же два упомянутых производителя, за ними следуем мы с нашим Sprinter Classic, далее ведущие зарубежные импортеры LCV, наконец, вершину ценового сегмента занимает наш новый Mercedes-Benz Sprinter, импортируемый из Дюссельдорфа.

Кстати, несмотря на то, что наш новый Sprinter находится в верхней части ценового диапазона, на него есть спрос, и достаточно устойчивый.

Возвращаясь к программам для Sprinter Classic, следует отметить: в нашем распоряжении есть немало инструментов, чтобы сделать этот автомобиль еще более привлекательным для клиентов. Прежде всего, это предложение сервисного контракта с бесплатным обслуживанием на третий год, специальная программа кредитования, система trade-in (клиент сдает свой старый автомобиль и покупает у дилера новый), программа утилизации (клиент предоставляет справку, что сдал свой автомобиль в утиль, и получает скидку на эту сумму). В итоге при покупке нового автомобиля и использования данных программ, клиенту предоставляется возможность сэкономить до 150 тысяч рублей.

Недавно мы проанализировали долю рынка, которую занимает Sprinter Classic, и результатами анализа остались довольны. Да, в абсолютных цифрах мы немного просели, по итогам 2015 года падение составило 16,8 %, но при этом доля рынка у нас возросла с 7,6 до 9,3 %.

— Какими финансовыми институтами вы пользуетесь при продвижении своих программ?

— У нас есть одно маленькое, но очень важное преимущество — наш собственный банк «Мерседес-Бенц Файненшл Сервисес Рус». Банк, который поддерживает нас во всех наших начинаниях. Поэтому приоритет, конечно, отдается сотрудничеству именно с этим банком. Кстати, наиболее привлекательные ставки именно у него (в отдельных случаях менее 10 %). Но если клиенту по каким-либо соображениям удобнее работать с другим банком, мы не имеем ничего против.

К слову, в отличие от восточно-европейских стран, где на долю лизинга и кредита приходится 60–70 % всех продаж, в России клиенты предпочитают рассчитываться живыми деньгами. При этом достаточно небольшой процент покупателей соглашаются на кредит. И в этом небольшом проценте больше половины приходится на долю нашего банка.

— Невозврат кредитов вас каким-то образом беспокоит? Все-таки ситуация на рынке не из лучших.

— Процент невозврата по кредиту у нас маленький. Два-три года назад, когда кризис только начинался, у нас действительно было несколько неприятных историй. В конечном счете, мы нашли решение и договорились с клиентами, у которых возникли сложности.

— Что вы думаете об аренде как одном из инструментов работы с клиентами?

— Что касается краткосрочной аренды, то у нас имеется специальная программа, которая позволяет взять на несколько дней малотоннажный автомобиль. Если говорить о долгосрочной аренде, то здесь идет совместная работа с отделом послепродажного обслуживания и банком по предложению некоего комплекса услуг по беспроблемной эксплуатации автомобиля. Мы готовы предложить клиентам и операционный лизинг, но пока в России он не востребован в объемах, позволяющих говорить о нем как об отдельном направлении.

— На территории России уже сложился вторичный парк автомобилей Mercedes-Benz. Вы готовы к созданию собственной сети по продвижению таких автомобилей?

— У нас уже есть подобная программа под названием Mercedes-Benz StarClass. Раньше она действовала только на легковые автомобили, теперь распространяется и на малотоннажные.

Кстати, очень многие дилеры поддержали это начинание, тем более что оно оказалось очень привлекательным для российских клиентов.

— В настоящий момент наметилась тенденция старения парка. Вы заметили, что ваши постоянные клиенты стали реже менять свои автомобили на новые?

— Во многом это зависит от целевой группы и компании. Во всяком случае, до кризиса клиенты готовы были поменять машину уже через три года, при условии интенсивной эксплуатации и постоянной загрузки автомобиля.

В настоящее время, действительно, срок смены автомобиля немного удлинился. Тому есть масса объективных причин, которые нам известны.

В то же время сейчас мы обсуждаем со своими крупными корпоративными клиентами, у которых есть четкий план развития, возможность покупки крупных партий машин. Возможно, это некое вложение денег для их сохранности, либо какие-то другие истории, связанные с оптимизацией бизнеса. Тем не менее такие клиенты есть, и они готовы вкладываться в новую технику.

— Каковы дальнейшие планы компании в данном направлении?

— Прежде всего, мы попытаемся сохранить для Sprinter Classic привлекательную стоимость, а также его технические параметры и возможности. Sprinter Classic — это возможность открыть новые ниши и найти новых клиентов.

Мы также продолжим предлагать наш инновационный продукт — немецкий Sprinter. По-прежнему готовы поставлять на российский рынок наш среднеразмерный малотоннажный продукт Mercedes-Benz Vito и компактный Mercedes-Benz Citan.

И не стоит забывать, что в скором времени появится наш пикап. Это дополнительный стимул, дополнительная мотивация как для нас самих, так и наших дилеров — работать еще лучше. С одной стороны, это рабочая лошадка по примеру американских фермеров, с другой стороны, несколько иной имидж, связанный с активным образом жизни. По замыслу концерна, наши пикапы будут предлагать в странах Латинской Америки, США и Австралии. Порукой тому станет его грузоподъемность в одну тонну. Причем наша штаб-квартира рассматривает российский рынок как один из наиболее перспективных для этого автомобиля.

— Что ж, надеемся, все ваши планы сбудутся.

Источник: 5koleso.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.