МЧС предупреждает

Показ первой серии нового проекта режиссера Бориса Хлебникова и сценаристки Наталии Мещаниновой — дуэта, подарившего нам «Аритмию», — состоялся в рамках внеконкурсной программы «Кинотавра». Премьера восьмисерийника под названием «Шторм» намечена на осень на видеосервисе START (платформа укрепилась после недавнего успеха «Содержанок»). Даже черновая сборка пилота вселяет большие надежды: вполне возможно, что перед нами «Обычная женщина» в версии 2.0 — более уверенный в смысле сериальной динамики и органики проект с упором на сочетание актуальной общественной повестки и жесткой остросюжетной драматургии.

По крайней мере, у Хлебникова снова играет Анна Михалкова — и снова в сильном, незаезженном образе. Даже имя героини осталось прежним: Хлебников продолжает рисовать икону русской женственности в сложных обстоятельствах. Она преподает психологию в вузе (символические лекционные перебивки о природе наказания), носит шерстяные носочки, излучает уверенную, лишенную глянца сексуальность и не торопится замуж. Но на этот раз обычная женщина Марина уходит на второй план. В центре же — обычный мужчина Сергей (Александр Робак). Дуэт обещает быть гвоздем программы: даже стоя на сцене во время презентации, актеры выглядят как пара с мощной химией.

© START

Сергей Градов уже лет двадцать работает в следственном комитете крупного нестоличного города в отделе по борьбе с коррупцией и среди нечистоплотных депутатских адвокатов пользуется репутацией честного: взяток не берет, в переговоры не вступает. В гражданской жизни это мягкий, сиплоголосый мудрец, который хочет жениться, завести детей и смотреть на мир с позиции взрослого счастья. Другими словами, он — человек, которому есть что терять. В бадди-паре с ним — Михаил Осокин, старый друг из убойного отдела (Максим Лагашкин) с другими жизненными установками: лофт с модным крашеным кирпичом, неприятные попытки заставить жену (Анна Котова-Дерябина) перейти на систему «открытых отношений» и взвинченный алкоголизм по вечерам. В развитии сюжета он явно станет антиподом Градова. У него, человека разочарованного, меньше причин идти на принцип, но и меньше уязвимых точек, которые могут перетянуть на темную сторону. Его правдолюбство остается на уровне пьяной бравады, но и давлением на свидетелей он не грешит — не то что Градов. Когда по вине проворовавшейся строительной компании, чей владелец Крюков (Геннадий Смирнов) баллотируется в мэры, в муниципальном здании обрушивается потолок и гибнут дети, Градов решает продавливать безнадежное расследование всеми способами. Не как служебное лицо или гражданин, а как человек, желающий продолжать свой род и не бояться, что однажды на детском концерте его ребенка раздавит бетонными перекрытиями.

Как и в «Обычной женщине», герои «Шторма» сталкиваются с классическим выбором между нравственной чистоплотностью, важной для существования племени в целом, и необходимостью защищать близкий круг здесь и сейчас.

Сериал явно рассчитан на дискуссию, взламывая привычное разделение на плохих и хороших следователей. Градов уже в первой серии использует откровенно нелегальные методы расследования (возможно, как и в случае с сутенершей Мариной, нам потом расскажут, как русская действительность научила его не телиться и сразу обращаться к подобным методам). А подмазанный строймагнат Крюков из мира красивых загородных домов с мраморным островом в центре огромной кухни вовсе не предстает режимным чудовищем. Скорее, это еще один сильный мужчина, который привык решать серьезные вопросики и поддерживать свой клан в приличном состоянии. Другими словами, он стоит на одной доске с принципиальным Градовым, только запросы больше. Однако у него тоже семья (имеется внимательный сын), тоже желание продолжаться и вообще человеческое лицо — буквально: в сериале проведен отличный кастинг, позволяющий не уводить историю в обычный политический памфлет и оставаться на территории драмы про живых (и не очень) людей. Анна Пармас в роли прокурора и Дмитрий Лысенков, играющий подставного директора для отсидки, которого эта отсидка доводит до паники в первые же сутки, работают не столько репликами, сколько мимикой. Отдельный холодящий момент в крохотном эпизоде — судья с лицом пустоты, выражающим идеальное ничто.

© START

Судя по первой серии, Хлебникову вновь удается соединить очень острые вопросы повестки дня (трагедия в «Зимней вишне» случилась после начала работы над сценарием) и вечные вопросы борьбы за выживание как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе (которые часто друг другу противоречат). Как и в «Обычной женщине», герои «Шторма» сталкиваются с классическим выбором между нравственной чистоплотностью, важной для существования племени в целом, и необходимостью защищать близкий круг здесь и сейчас. Долг перед любимыми логично перевешивает — Градов выбирает спасение больной невесты, а не светлое будущее еще не рожденных детей и впервые в карьере идет на грязную сделку. Так запускается знакомая по сериалу «Во все тяжкие» история, где хороший человек делает плохие вещи по хорошим мотивам. Как и в «Обычной женщине», риск, блеф, шантаж и спорные, но необходимые решения будут катиться, как увеличивающийся с каждой секундой снежный ком. Судя по динамике пилота, где быстро разыграно сразу несколько первых сюжетных узлов, ком будет большим, а шторм — десятибалльным.

© START

Сериал заходит на рисковую территорию развитого зарубежного жанра судебного триллера и может много где оступиться: выбор в духе «справедливость или любимая женщина» и суровые переговоры в комнатах для допросов нам давно и хорошо знакомы по западным образцам. Пока неясно, что выступает главной тягловой силой — развлекательная остросюжетность или слегка моралистское желание взрыхлить нашу действительность (по мне, лучше бы первое, второе приложится). Но по первой серии видно, что вместе с Мещаниновой в сериальный инструментарий Хлебникова пришла бóльшая естественность слова, а с опытом ошибок «Обычной женщины» набилась рука в технике подачи.

© START

С приходом в драматический сериал Хлебников обнулил свои режиссерские возможности и заново набирает форму, не боясь учиться и менять свой стиль согласно жанру и времени: перестраивает темпоритм, добавляет музыкальности, окончательно отказывается от кинопоэтики «новых тихих», разогревается до остросюжетной температуры, быстрее очерчивает персонажей. И при этом сохраняет прежнее поле интересов и свою особенную миражную дистанцию с героями. Результаты, как мы уже видели, могут быть очень разными, но следить за этой метаморфозой как минимум интересно.

Источник: colta.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.